Тяжелая атлетика

– Игорь, для тебя это, по сути, уже четвертая Олимпиада. Наверное, ты уже и забыл, что такое мандраж.

– Понятное дело, что руки не трясутся и кошмары по ночам не снятся. Не маленький ведь. Однако предстартовое волнение, естественно, присутствует, куда ж без него?.. Если спортсмен ничего и никого не боится, это неправильно. Судьба за уверенность наказывает, причем бьет порой очень сильно.

– Тренерский штаб сборной обязательно называет тебя в числе первых претендентов на медали.

– Они тренера – им виднее. Мое дело – побольше «железа» на тренировках таскать. А если серьезно, то если бы я не верил, что смогу побороться за место в тройке призеров, то и не готовился бы к Играм. Какой смысл тренироваться, если не хочешь бороться за медали?..

– Так ведь и соперники с таким же рвением занимаются.

– Вот они и есть та главная причина, которая может помешать мне взять медаль (смеется). Естественно, мы с тренерами, по мере возможности, стараемся следить за их выступлениями. И, скажу я тебе, килограммы они поднимают очень приличные. Хотя перед Олимпиадой в Сиднее мы рвали и толкали тоже немало, но…

– Боевой настрой в сборной самый решительный. А состав – самый оптимальный?

– Не мне судить. Хотя лишняя конкуренция, думаю, не помешала бы. Вот мой партнер-соперник в категории до 105 кг Леша Тарахтий, вроде, и неплохо работает на тренировках, на днях рванул 180 кг, толкнул – 230, но все равно этого недостаточно, чтобы бороться за «золото». Да, ему 22 года, но в его возрасте те же турки или иранцы уже становятся чемпионами. Но это ведь всеобщая наша беда – не хватает средств для развития детско-юношеских школ, тренерских кадров, поэтому и талантов молодых – раз, два и обчелся. Впрочем, только сама Олимпиада рассудит, правильно я говорю или нет. Дай Бог, чтобы все наши сборники взяли по медали…

– Игорь, тема неприятная, но ее нельзя обойти. После афинского успеха некоторые «добрые» языки уже и на пенсию тебя отправляли.

– Иногда, признаюсь, и меня такие дурные мысли посещали. Но это были, можно сказать, полумоменты. Все-таки я очень хотел выступить в Пекине, для чего приложил действительно максимум усилий.
Ведь из-за травмы я почти на два года «вылетел»: мне прооперировали колено, с хрящом были проблемы, а восстановление после таких хирургических вмешательств очень длительное. Вроде бы, чувствую себя нормально, а начал тренироваться, колено тут же начинало отекать… Вот так и дергался – то в тренажерный зал, то – к врачу. Естественно, ни о каких выступлениях на международной арене речь не шла, так, катался по Украине (улыбается)… Но, в итоге, как видишь, еду в Пекин, в хорошей форме и с хорошим настроением.

– Его даже не подпортит китайская специфика?

– Так ведь не помешала она мне выиграть там чемпионат мира в 1995 году… Что запомнилось, так это местная кухня. Но, говорят, с приближением Игр там появляется все больше изменений в меню.
А вот что касается природных катаклизмов. Мы, конечно, ребята сильные и бесстрашные, но стать свидетелем, к примеру, землетрясения, не очень бы хотелось.

– Перед вылетом в Пекин свою серебряную олимпийскую медаль поцелуешь, так, на фарт?

– Не получится, я ведь в Конча-Заспе, а медаль – дома, в Одессе. Так что за меня ее поцелует мой восьмилетний сынишка Сергей. Который, кстати, тоже очень любит спорт, пока занимается плаванием. А там посмотрим.

Виктор ИВАНЧЕНКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *